ИванЕрмолаевич Малышев - Герой Советского Союза


Главная
Начало войны
Оборона Киева
В тылу врага
После выхода из окружения
Сталинградский фронт
На Курской дуге
Герой Советского Союза
Вместо эпилога
Об авторе

Герой Советского Союза

Полковник - Иван Ермолаевич Малышев Форсирование реки Западной Двины

Вечером 21 июня 1944 года части и подразделения дивизии заняли исходные позиции в районе населенного пункта Сиротино Витебской области. Я со своей рацией находился на наблюдательном пункте полка, периодически поддерживая связь с его подразделениями, артиллерией, авиацией, с наблюдательным пунктом и штабом дивизии.

Утром 22 июня 1944 года наш полк перешел в наступление, преодолевая болотистую местность, создававшую дополнительные трудности. При этом противник оказывал упорное сопротивление, цепляясь за каждый населенный пункт, каждую возвышенность. Но мы упорно продвигались вперед, обходя опорные пункты врага, и к исходу 24 июня подошли к реке Западной Двине. Наше командование создало группы по 3-4 человека, которые должны были первыми форсировать реку на подручных средствах, захватить и удерживать плацдарм на западном берегу. В одну из таких групп вошел и я со своей рацией. Передо мной были поставлены задачи: обеспечивать бесперебойную связь с наблюдательным пунктом полка и дивизии, корректировать огонь нашей артиллерии.

Еще засветло мы стали подползать к крутому, обрывистому и поросшему кустарником берегу. Противоположный берег, тот, куда нам предстояло переправиться, был пологим, с редкими кустарниками. Вдалеке виднелись опушка леса и отдельные домики.

Несмотря на соблюдение всех мер маскировки, фашистам удалось разгадать наш замысел, они открыли сильный минометный огонь по нашему берегу и данному участку реки. От разрывов мин и снарядов казалось, что день превратился в ночь. Медлить было нельзя, поэтому в воду бросались все: кто умел плавать и кто не умел. Я плавал отлично и даже имел спортивный разряд, но переправляться надо было с рацией, гранатами, автоматом с дисками... Мой импровизированный "спасательный круг" из плащ-палатки с катаной соломой не выдерживал меня с таким грузом. Однако растерянность продолжалась не долго.

К моему счастью волной к берегу прибило деревянные бруски, доски. Связав концы бревнышек своими обмотками, и получив подобие плотика, я поплыл вперед. Вокруг рвались мины и снаряды, от разрыва которых я неоднократно переворачивался со своим "плотиком", но все-таки продолжал продвигаться к противоположному берегу. Уже миновал середину реки, когда от близкого разрыва мины лопнула с одного конца "плотика" обмотка. Бревна разошлись, и плыть стало очень тяжело. От сильного волнения дрожали руки и ноги, силы покидали, меня неудержимо тянуло на дно. В эти мгновения в голове мелькнула предательская мысль, что это конец... Но вдруг носок моего ботинка ощутил твердую почву. От радости прибавилось сил. Еще немного и я достиг берега. Быстро развернул рацию, однако она, побывав в воде, не действовала: батареи намокли и замыкали на корпус рации. Выручил трофейный медицинский пластырь, оказавшийся в кармане. Изолировав им батареи от корпуса, включил рацию - она заработала, и в эфир полетел первый радиосигнал, сообщивший командованию о том, что группа закрепляется и ведет бой на западном берегу. Последовал приказ: расширять плацдарм, бить врага с близкого расстояния, корректировать огонь артиллерии по скоплениям и огневым точкам противника. Фашисты тоже усилили огонь и перешли в контратаку, однако споткнулись об отчаянное сопротивление наших десантников. Тогда в ход пошли танки.

Я корректировал огонь артиллерии - горели фашистские бронированные громадины, несла потери вражеская пехота. И все-таки несколько танков с пехотой неудержимо двигались напролом. Расстояние между нами сокращалось. Оставалось 150-100 метров... Корректировать огонь артиллерии стало невозможно, я передал координаты нахождения танков, где был сам: "Первый. Квадрат 7. Усиль огонь!" В наушниках на несколько секунд образовалась тишина. Сквозь нее прорвались гортанные крики немцев, становившиеся с каждой секундой громче. Но вдруг опять возник голос командира: "Чайка, Чайка! Повтори квадрат. Ты ошибся, ты - в 7-м квадрате!" Уже несколько десятков шагов отделяло меня от фашистов, еще немного и они смяли бы наш десант. Как можно спокойнее я повторил: "Квадрат 7. Ошибки нет. Огонь! Гибнет десант!!!" Я тогда ни секунды не сомневался в правильности моего решения. Наши артиллеристы поняли меня и накрыли квадрат 7 квальным, долгим огнем "катюши". Земля кругом встала дыбом. Сознание покинуло меня...

В военном санатории Гурфуз.1965г.

Кончилась война

Сколько времени прошло после того боя, я не помнил, боль пронизывали все тело. А когда пришел в себя и открыл глаза, то долго ничего не мог понять. Белые стены... Тишина... Чуть позже медсестра объяснила, что я в госпитале и что у меня тяжелая контузия. Долго я не воспринимал звуки, ничего не слышал и, откровенно говоря, не верил, что смогу вновь стать полноценным человеком. Через некоторое время в палату ко мне зашли офицеры во главе с начальником госпиталя и сообщили мне, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года я награжден высоким званием Героя Советского Союза. Мне рассказали, что атака фашистов при форсировании Западной Двины была отбита, плацдарм не только удержан, но и значительно расширен. В результате дивизия смогла со значительно меньшими потерями переправиться через реку и благополучно взять Витебск

Звездочку Героя мне вручили тут же, в госпитале, а документы значительно позже, уже в самом конце войны я поехал получать в Москву в приемную Калинина. По дороге домой, в поезде, меня догнала радостная и долгожданная весть - кончилась война!

вверх

Ханты-Мансийский автономный округ Югра или сокращенно хмао последние новости округа